Блог
20 // 20:...

20 // 20: интервью с Томом Фолкнером

Архитектурное бюро Олега Клодта отмечает 20-летний юбилей. За прошедшие годы бюро росло и развивалось, создавая не только неповторимые интерьеры мирового класса, но и коллекции авторской мебели, текстиля, ковров, света и обоев. Творческий тандем руководителей бюро – Олега Клодта и Анны Агаповой – стал движущей силой всей команды. За это время нам посчастливилось сотрудничать с невероятно талантливыми, яркими и креативными специалистами по всему миру. Мы гордимся, что они стали не просто нашими партнерами и соавторами коллекций, а настоящими единомышленниками.

Мы продолжаем рубрику «20 // 20», в которой знакомим вас с коллегами и друзьями – художниками, дизайнерами, мастерами, рассказываем об их вкладе в наш успех и раскрываем профессиональные секреты создания произведений современного искусства. Наш сегодняшний гость – невероятно талантливый и креативный дизайнер мебели Том Фолкнер.

— Том, о чем вы мечтали в детстве?

— Я мечтал стать футболистом или рок-звездой. А еще я мечтал жить в темно-синем доме, заполненном белой мебелью.

— А когда появились мысли стать дизайнером?

— Я никогда даже не думал, что могу стать дизайнером! Хотя в детстве я очень творчески мыслил – мне всегда нравилось что-нибудь создавать и чинить. Тем не менее, в свои 20 лет я занимался абсолютно разными вещами. Больше всего мне нравилось мастерить рамы для картин… А затем я прожил год в Нью-Йорке – некоторое время работал там фотографом, а затем стал дизайнером интерьеров. Когда я вернулся в Великобританию – пошел в музыкальный бизнес. Сначала продавал диски в музыкальном магазине, а затем начал работать в отделе продаж звукозаписывающей компании.

— Как бы вы описали свой фирменный стиль?

— В своей работе я использую простые и лаконичные линии без излишних орнаментов. Я бы сказал, что мой стиль прост, самобытен и, я надеюсь, элегантен.

— Трудно было решиться организовать свою мастерскую?

— Когда я начинал свой творческий путь, я выбирал открытые двери и шел по пути, который мне казался наиболее интересным. Однажды я встретил человека, у которого была мастерская по изготовлению металлических изделий. Я спросил его, может ли он сделать для меня несколько столов. Вскоре он стал делать для меня все больше и больше вещей – так что, я стал практически его единственным клиентом. А когда этот человек решил уйти на пенсию, он предложил мне купить его мастерскую. Я сделал глубокий вдох и сказал: да! Я согласился сохранить двух его сотрудников – Найджела Баллами и Гордона Болла. Это было в 1995 году. И Найджел до сих пор работает у меня в качестве главного инженера и главы отдела разработки продуктов! А Гордон ушел на пенсию в начале этого года.

— В 1999 году вы открыли свой первый шоу-рум в Клеркенвелле. У вас был тогда бизнес-план, как продвигать свой бренд?

— Опять же, шоу-рум в Клеркенвелле появился совершенно случайно. Это было достаточно далеко и от того места, где я жил, и от мастерской, но почему-то это показалось хорошей идеей! Сначала я открыт его как своего рода «бутик», где была представлена моя мебель вместе с разными предметами интерьера – тарелками, корзинами, картинами и даже солнцезащитными очками. Примерно в 2004 году я встретил Миранду Кирван. Она пришла ко мне на работу на неполный рабочий день, но постепенно она вникать в бизнес все больше и больше. Поскольку продажи мебели росли, мы решили отказаться от других товаров и сосредоточиться исключительно на мебели. В 2008 году мы переехали в Челси. Сейчас Миранда – генеральный директор компании. Мы с ней – «соавторы» Тома Фолкнера в том виде, в каком он существует сегодня, мы сумели построить брэнд вместе.

— Что отличает дизайн Тома Фолкнера от других?

— Я не учился на дизайнера мебели и начинал работать в двух измерениях – рисуя узоры на столешницах и других плоских поверхностях. Не имея профессионального образования, я сначала создавал очень простые вещи, полагаясь на свойства материалов, с которыми работал. Я никогда особо не смотрел на мебель других дизайнеров при проектировании.

— Расскажите о вашем сотрудничестве с Жаном де Мерри?

— Я встретил команду Жана де Мерри во время поездки в Калифорнию в 2016 году. Просто зашел в их выставочный зал и представился. У них прекрасные магазины, и я был счастлив и польщен их желанием поработать со мной. Но после трех замечательных лет плодотворного сотрудничества мы переехали к великому Дэвиду Сазерленду в Лос-Анджелес и Даллас. Сейчас мои коллекции также представлены в MOD в Денвере, R. Hughes в Атланте и Angela Brown Ltd в Нью-Йорке.

— Металл по-прежнему остается вашей первой любовью. Почему вам так нравится этот материал?

— Прелесть металла в том, что ему можно придавать форму, сгибать, расплющивать и раскатывать. Он очень универсальный и надежный. В тоже время, мне нравится, что с ним нужно быть очень деликатным и почти мягким.

— Вы сказали, что ваша команда невероятно важна. Сколько людей работает с вами сейчас?

— Около 18-и. Но есть и те, кто заняты частично, есть фрилансеры… А ещё – фотографы, арт-директор и многие другие профессионалы, с которыми я работаю регулярно.

— Опишите свой рабочий день?

— Большую часть времени я провожу в Лондоне – дома или в шоу-руме, а остальное время – в мастерской. Мне сложно разделить свое время между двумя-тремя местами, но так оно и есть! Если я нахожусь в мастерской, я работаю над новыми изделиями или помогаю с индивидуальными заказами. Как и большинство людей, я чувствую, что провожу слишком много времени за компьютером, и мне становится все сложнее выкроить время для дизайна и творчества.

— У вас на сайте написано: «Ключевые слова, которые определяют Тома Фолкнера, это – творчество, смелость, дружелюбие и честность». Вы можете это объяснить?

— У нас творческий бизнес, поэтому мы стараемся творчески подходить ко всему, что мы делаем. Мы мыслим творчески и добиваемся результатов. У нас с Мирандой есть мантра: «Всегда есть выход». Смелость означает, что мы должны делать то, что считаем правильным, а в этом иногда нужно рисковать, полагаясь на свои чувства. Дружба очень важна для меня – во всех аспектах бизнеса. Конечно, мы относимся ко всем нашим клиентам и покупателям, как к друзьям. Как говорится, улыбка ничего не стоит! Честность означает – поступать правильно и быть искренним. Если вы получаете подписанную мной рождественскую открытку – значит, она подписана мной, а не кем-то ещё, кто на меня работает! И я не хочу участвовать в проекте или сотрудничестве ради рекламы, если мне это не интересно.

— Что делает мебель произведением искусства?

— О, это очень сложный вопрос. Корбюзье однажды сказал о столике, сделанном для него его другом Жаном Пруве: «Стол настолько совершенен, что я даже не заметил его…» Как известно, сложнее всего создать стул. MR10 от Мис ван де Роэ – один из моих абсолютных фаворитов. Он простой, элегантный, современный, чувственный и невероятно красивый.

— Расскажите о своей новой коллекции Atlantic. Что вас вдохновило?

— На самом деле, я был вдохновлен работами Жана Пруве, хотя в процессе работы дизайн сильно изменился. Он должен был быть простым, молодым, современным и стильным. Не грандиозный – без бронзы или мрамора, но практичный и даже аскетичный в выборе материалов. Верхняя часть сделана из прекрасного материала – это своего рода шпон из картона и бумаги, пропитанный смолой. Это очень практично – он устойчив как к царапинам, так и к отпечаткам пальцев.

— Что вы больше всего любите в своей работе?

— Мне нравится работать руками. И я очень ценю, что сейчас я так же близок к продукту и процессу, как и в самом начале своего пути. Я много времени провожу в мастерской. И, конечно же, я люблю работать с красивыми вещами. Хотя важнее всего для меня – люди, с которыми я работаю. Работодатель – это привилегия и удовольствие. У меня прекрасная команда в мастерской, которым нравится то, что они делают, и которые очень гордятся своей работой. И у меня такая же замечательная команда в шоу-руме и офисе. Именно благодаря совместным усилиям наш бизнес развивается.

— Вам нравятся книги Уильяма Фолкнера? Есть любимая?

— Я пока не читал! Думаю, я бы начал с книги «Звук и ярость» – какое отличное название! Как ни странно, в Америке меня часто спрашивают, не родственники ли мы с Уильямом Фолкнером, но никто никогда не упоминал об этом в Великобритании.

— О чем вы мечтаете сегодня?

— Я мечтаю поехать в Японию в следующем году. Но, может быть, это просто останется мечтой!

Популярные статьи

Архитектурное бюро Олега Клодта создаст интерьеры для комплекса апартаментов класса de luxe «Ильинка 3/8»

Впервые в Центре дизайна Челси-Харбор выставка WOW!HOUSE