2020.10.30

20 // 20: интервью с владельцем частного дома в Амстердаме

Архитектурное бюро Олега Клодта отмечает 20-летний юбилей. За прошедшие годы бюро росло и развивалось, создавая не только неповторимые интерьеры мирового класса, но и коллекции авторской мебели, текстиля, ковров, света и обоев. Творческий тандем руководителей бюро – Олега Клодта и Анны Агаповой – стал движущей силой всей команды. За это время нам посчастливилось сотрудничать с невероятно талантливыми, яркими и креативными специалистами по всему миру. Мы гордимся, что они стали не просто нашими партнерами и соавторами коллекций, а настоящими единомышленниками. Мы продолжаем рубрику «20 // 20», в которой знакомим вас с коллегами и друзьями – художниками, дизайнерами, заказчиками, рассказываем об их вкладе в наш успех и раскрываем профессиональные секреты создания произведений современного искусства.



Представляем интервью с Михаилом – не просто клиентом, а большим другом нашего бюро, для которого мы создали проект частного дома в Амстердаме.

 
- Михаил, у вас уникальный дом. Расскажите его историю.
- Да, дом действительно уникальный. Мы нашли его совершенно случайно, просто ходили и смотрели, что есть на рынке. Но оказалось, что это очень интересный дом, который принадлежал голландскому художнику Херарду Шеперкёттеру. В 60-х годах он его построил как свою творческую студию и прожил тут до конца своей жизни. Здесь была большая мастерская, и когда мы впервые вошли, было ощущение, что он буквально вчера вышел из дома. Повсюду были его работы, мольберт, на столе даже лежала его палитра с красками. Херард умер в 2006 году, и несколько лет после его смерти тут жила его жена Диана Гордон, бывшая балерина. У них не было детей, и после смерти жены дом по завещанию перешел в распоряжение благотворительного фонда вместе со всеми картинами художника. Мы у этого фонда и купили дом.

 
- Вы сразу поняли, что это ваш дом? Или пришлось его перестраивать?
- И дом и сад, который его окружает, нам сразу понравились. Но, так как это была мастерская художника, для жизни семьи нам пришлось очень многое изменить. Олег занимался не только дизайном интерьера, но и фактически перестройкой дома. С одной стороны, нам было важно сохранить дух этого дома, его уникальную атмосферу, аутентичность. А с другой стороны, нам пришлось полностью изменить фасад дома, функционал многих помещений. Фактически остались только несущие стены. Наверху, например, была открытая терраса, которая превратилась в комнату. Олег с Анной занимались не только архитектурой, но и внутренним дизайном. На мой взгляд, они смогли сохранить оригинальность дома, сделав его очень комфортным для жизни нашей семьи. После покупки дома нам предоставили уникальную возможность выкупить картины, которые мы захотим, до аукциона. Теперь некоторые картины Шеперкёттера остались у нас и украшают стены нашего дома.

 
- Как вы выбирали картины?
- Сложно сейчас сказать… Прежде всего мы руководствовались своим вкусом. Херард Шеперкёттер – очень интересный художник, со своим ярким почерком. Он принадлежал к арт-группе Кобра (название группы является первыми буквами трех североевропейских городов — Копенгагена, Брюсселя и Амстердама, откуда происходили ее участники), которое возникло после второй мировой войны. Это современное искусство, для которого характерны яркие цвета, абстрактные композиции. Олег с Анной очень нам помогали с выбором картин. На тот момент работа в доме уже была закончена, и они вернулись в Москву. Мы отправляли им фотографии картин, советовались.

 
- Вы давно знакомы с Олегом и Анной? С чего началось ваше сотрудничество?
- С Олегом я познакомился через своих родителей, для которых он выполнил несколько проектов в Москве и Барселоне. Это было лет 20 назад, мы сразу сдружились, совпали, так сказать, характерами, вкусами и увлечениями. Нам очень интересно друг с другом. Мне очень нравится его подход к интерьеру, к архитектуре. С Аней я тоже очень близко знаком.

 
- Вы участвовали в работе над проектом?
- Да, мы очень тесно взаимодействовали на всех этапах этого проекта. Нам было интересно, мы многому научились у Олега. Сначала не понимали какие-то нюансы, спрашивали, зачем он это делает, потом начали вникать и понимать, что именно так и нужно было. Очень многие наши пожелания были выполнены: например, кухня, которую превратили в застекленную веранду.

 
- Что для вас важнее в вашем доме – художественная ценность или функциональность?
- Я считаю, что всегда можно найти решение, где будет и то и другое. Более того, я думаю, что функциональность так или иначе связана с красотой. Но, конечно, мне лично не очень нравятся дома, которые сделаны как выставки. Красота должная быть практичной. Дом нужен, прежде всего, чтобы там жить, а не для того, чтобы сделать фотографию в журнал. Так или иначе, если все правильно организовать, то может быть и красиво, и функционально.

 
- Говорят, что дом как обувь – в нем нужно пожить немного, чтобы почувствовать, подходит он тебе или нет. Как получилось с этим домом? Быстро почувствовали, что он ваш?
- Конечно не сразу… Сначала всплывали сравнения с прежним домом, где родились и выросли наши дети. Но, в принципе, достаточно быстро он стал нашим. И дом, и сад. Так как мы строили дом конкретно под тебя, а не въезжали в какую-то готовую конструкцию. Мы живем в пространстве, который хотели создать для себя и своей семьи. В этом смысле Олегу и Анне удалось очень тонко почувствовать то, что мы хотели от дома.

 
- Вы уже давно живете в этом доме. А если бы купили его сейчас – что-то изменили бы?
- Немного. Может быть, только что-то из декора поменял. Но архитектура самого дома сделана настолько великолепно, что я бы ничего не переделывал. Сам интерьер немного трансформировался со временем вместе с нами: появились новые картины, мелкие детали декора. Например, недавно Анна поменяла нам ковер – привезла новый из Англии. По большому счету, меняется орнамент дома, а его суть остается прежней.

 
- Вы родились и выросли в России, но уже много лет живете в Европе. Есть различие, как искусство понимается на Западе и в России?
- Это сложный вопрос. Искусство, наверное, одно из немногих сфер, которые объединяют разные страны. И в Голландии, и в России очень сильные позиции в современном искусстве. В Голландии проходят великолепные выставки, в том числе и русского современного искусства. Не думаю, что есть какое-то отличие в восприятии искусства. Если люди интересуются искусством – они интересуются им везде и всегда, независимо от географии. Искусство исторически не имеет границ.

 
- В последнее время ведущим трендом в разных сферах стала экология – в том числе, в искусстве и в дизайне. Что вы думаете об этом?
- Вопрос экологии сейчас стоит очень серьезно. И в Голландии отношение к окружающей среде очень ответственное. Мне кажется, именно эта страна – один из лидеров в этом вопросе, и в этом как раз есть отличие от России. Я считаю, что очень правильно строить дома с учетом энергосбережения, из экологичных материалов.

 
- Пандемия коронавируса затронула вашу семью? Как вы себя чувствовали, проводя много времени дома?
- Конечно, затронула. Но в Голландии был Intelligent Lock Down. Нас не заставляли сидеть дома все время, но я работал и до сих пор работаю из дома. Конечно, приятно иметь такой дом! Тут очень комфортно и приятно находиться, мы можем жить и работать в нем без каких-либо усилий. Это действительно важно.

 
Герард Шеперкёттер (1914–2006) голландский художник экспрессионист. В 1984 году Шеперкёттер выставлялся в Музее Зингера в Ларене, а в 2013 году Музей Ян ван дер Тогт почтил память художника. Для его произведений характерно чередование лирической абстракции и проницательного использования цвета. Художник был вдохновлен экспрессионизмом движения Cobra и École de Paris. Арт-группа КоБрА, просуществовавшая с 1948 по 1951 год, оказала большое влияние на абстрактный экспрессионизм. Название группы является первыми буквами трех североевропейских городов — Копенгагена, Брюсселя и Амстердама, по месту происхождения ее участников. Художники группы получили известность своим энергично-спонтанным, мятежным стилем в живописи, в значительной степени вдохновленным искусством детей и душевнобольных.