2020.09.22

20 // 20: интервью с Кори Барбером

В этом году Архитектурное бюро Олега Клодта отмечает 20-летний юбилей. За прошедшие годы бюро росло и развивалось, создавая не только неповторимые интерьеры мирового класса, но и коллекции авторской мебели, текстиля, ковров, света и обоев. Творческий тандем руководителей бюро – Олега Клодта и Анны Агаповой – стал движущей силой всей команды.

За эти годы нам посчастливилось сотрудничать с невероятно талантливыми, яркими и креативными специалистами по всему миру. Мы гордимся, что они стали не просто нашими партнерами и соавторами коллекций, а настоящими единомышленниками. Мы запускаем новую рубрику «20 // 20», в которой познакомим вас с коллегами и друзьями – художниками, дизайнерами, мастерами, расскажем об их вкладе в наш успех и раскроем профессиональные секреты создания произведений современного искусства.

Представляем вам интервью с Кори Барбером, креативным директором студии обоев компании Holland & Sherry. Он получил степень бакалавра в области изящных искусств в Государственном университете Нью-Йорка Пурчейз – Колледж Пурчейз.

- Кори, о чём вы мечтали в детстве?

- Я вырос в городке на берегу океана (Лонг-Айленд, Нью-Йорк). Глядя на водную гладь, я чувствовал, что весь мир открыт для меня. Я всегда мечтал о том, что находится за горизонтом.

- Почему вы занимаетесь производством именно обоев? Многие считают это чем-то старомодным, что ассоциируется с викторианской эпохой.

- Я пришел к производству обоев из искусства. Какое-то время я был ассистентом художников, чьи имена очень известны в графике. Работая над проектами для Дональда Бэклера, Чака Клоуса и других, я мог видеть связь между гравюрой, живописью и настенными покрытиями с ручной росписью. По своей сути, обои с ручной росписью и искусство преследуют одну и ту же цель. Номер 1 должен выглядеть как номер 46. Все дело в последовательном редактировании. Обои - это очень личное. Вы создаете то,  что будет окружать людей в их личном пространстве. Там, где человек должен чувствовать себя максимально комфортно. Я счастлив быть частью этого. Конечный результат, когда кто-то любит свое жизненное пространство сильнее всего на свете, чрезвычайно важен. Когда вы печатаете гравюру, вы получаете изображение в рамке, обои покрывают всё пространство!

- Поделитесь, пожалуйста, последними трендами в дизайне обоев?

- В последнее время очень модными стали фрески и разнообразие оттенков. Мы в студии сейчас как раз заканчиваем большой проект, где создаем фрески вручную. Пять больших фресок для отеля. Это стало вызовом для нас, ведь изготовленную вручную фреску трудно превзойти.

- Когда и как вы начали сотрудничество с Holland & Sherry?

- Holland & Sherry обратились ко мне с предложением организовать студию по изготовлению крафтовых обоев в 2015 году. Я был счастлив, что мне доверили создание нового направления, которым они раньше не занимались. С тех пор наша студия обоев выросла втрое.

- Как вы работаете над коллекцией? Что или кто вас вдохновляет?

- Коллекции чаще всего строятся от идеи, которую должны выразить обои сами по себе. Но, в то же время, они должны сочетаться с коллекциями текстиля и ковров, которые производит Holland & Sherry. Иногда вдохновение приходит через ошибки. Наблюдать, как ложатся краски –удивительный и захватывающий процесс. Уже потом, найдя нужный рисунок, мы должны контролировать ошибки так, чтобы они происходили запланировано.

Основное вдохновение я черпаю из мира искусства. Мне посчастливилось работать вместе с Малколмом Морли в его студии на Лонг-Айленде. Он всю жизнь заново изобретал себя, как художник. Даже в последние годы он был очень рискованным. Это грандиозно, когда человек создаёт новый жанр в живописи, а потом просто уходит в другое направление, оставляя другим это развивать. Еще одной яркой звездой, на которую я всегда равнялся, была Рут Лингельн. Она являлась мастером печати для многих художников авангарда с конца 70-х. Её техника уникальна, второй такой нет. Её знания безграничны.

- Что преобладает в вашей работе – творчество или технологии?

- Преобладающее большинство наших дизайнов никогда не создавались на компьютере. Мы вручную смешиваем краски. Вручную сделаны наши инструменты. Наша техника изготовления обоев могла существовать и 100 лет назад. Работая вручную, ты должен подходит к процессу максимально творчески.  Я считаю технологические достижения прекрасным дополнением к творчеству, но никак не единственным способом творить.

- Расскажите о вашей работе над коллекцией «Каледония» для O&A London?

- «Каледония» была очень интересна с точки зрения развития. O&A дало много вдохновения – и от фотографий, и от текстов. Всё это мы получили вместе с детальными и тщательно проработанными рисунками Анны Агаповой, креативного директора O&A London. Это был вызов для нас, так как нужно было создавать совсем новые техники рисования, чтобы они соответствовали изначальным эскизам.

- Сколько времени занимает производство одного метра обоев?

- Я могу сделать один метр и за 10 минут. В основном, не дольше. Иногда получается и за 30 секунд. Тут важно помнить, что у нас работа ведется слоями. Если у обоев, над которыми я работаю, семь слоев, то нам нужно пройти этот метр 7 раз за семь дней. Мы должны быть эффективными.

- Что вам больше всего нравится в вашей работе?

- Я люблю нанимать выпускников художественных вузов. Приятно давать стабильную зарплату тем, кто занимается искусством. Я надеюсь, что в будущем они смогут применить полученные здесь навыки в своем творчестве.

- О чём вы мечтаете сейчас?

- Хочу построить плот с хижиной – и сплавляться на нём по рекам и озёрам.